страхование Военная ипотека: на какое жилье может рассчитывать офицер
инвестиции Как оспорить кадастровую стоимость земли или недвижимости Переоценка обычно целесообразна для коммерческих объектов
кредиты Citigroup: цена на нефть вырастет на 36%
О чем пишут | Банки | Финансы с уклоном
Поиск
везде
в новостях
в аналитике
в справочнике
Версия для печатиОтправить материал по почте

Финансы с уклоном

Подготовка к выходу на публичные рынки и требовательность Центробанка заставляют финучреждения все активнее разгребать авгиевы конюшни скандальных 90-х. Хотя некоторым банкирам до сих пор нравится окружать себя кондитерскими фабриками и пароходами.

Только закончился очередной чемпионат России по футболу, как по рынку поползли слухи о покупке ВТБ футбольного клуба "Динамо". Купит госбанк прославленный клуб или нет — вопрос. Но эксперты единодушны в одном: банкиры до сих пор не могут избавиться от привычки вписывать на баланс своих организаций что-нибудь непрофильное, то есть нефинансовое. Хотя и заокеанские финансисты не брезгуют такого рода приобретениями. Например, австралийский инвестбанк Macquarie Bank Ltd. в прошлом году купил канадскую компанию Leisureworld, управляющую домами для престарелых.

Купи — продай

Если за границей непрофильные активы интересны исключительно инвестбанкам, то в нашей стране отсутствие законодательного разделения инвестиционного и коммерческого банкинга лишь подстегивает "традиционных" финансистов покупать и продавать активы самых разных достоинств, нередко не имеющих к финансовому рынку никакого отношения. По словам специалистов, в будущем понятия "банкинг" и "инвестбанкинг" будут разделены и в России, но пока отечественным банкирам приходится идти на непрофильные инвестиции без "благословения" ЦБ и вызывая недоумение рейтинговых агентств: такие приобретения повышают риски кредитной организации. Правда, надзорный орган порицает увлечение собственностью в непрофильном бизнесе негласно, формально же никаких санкций к банкам ЦБ не предъявляет. Пока.

Однако владельцам финансовых империй все же приходится разбираться с теми букетами всевозможных активов, которые они получили в свою собственность в период первоначального накопления капитала. "Время тогда было такое", — смеется один из банкиров. Те же, кто оказался дальновиднее, еще несколько лет назад продали "что-нибудь ненужное" или же разделили активы своей финансово-промышленной группы (ФПГ) на автономные ветви бизнеса. Так поступили МДМ, "Альфа", Межпромбанк, Национальная резервная корпорация. Разделение финансового и "побочного" бизнеса абсолютно оправданно, поскольку приводит к снижению рисков и позволяет кредитной организации стать более прозрачной, управляемой и "подтянутой".

Однако, несмотря на чуть ли не массовое избавление банков от непрофильных активов, отдельные финансовые организации, наоборот, стремятся поучаствовать в каких-нибудь сторонних проектах. "Налицо некое сознательное инвестирование, отличное от процесса, который проходил в 90-е годы и в начале 2000-х, когда кредитные организации просто подбирали всевозможные активы", — констатирует ведущий консультант компании "ФинЭкспертиза" Катерина Курьян. Нынешним банкирам хочется снимать кассовое кино, продавать модную одежду и управлять спортивными клубами. По словам директора Банковского института Высшей школы экономики Василия Солодкова, доходность в банковской сфере снижается, поэтому подобные инвестиции можно рассматривать как попытки диверсификации бизнеса и повышения его рентабельности.

"Такая бизнес-модель вполне имеет право на жизнь, если существует команда, способная этими активами управлять", — считает исполнительный директор компании "Базовый элемент" и член наблюдательного совета банка "Союз" Георгий Кравченко. Правда, касается это только независимых банков, госбанки и их многочисленных "дочек" связывают "сложные семейные отношения", и за их покупками нередко видятся мотивы, далекие от экономических.

Сознательные инвесторы

"Сейчас банки интересуются отраслями с наиболее высокой рентабельностью — ритейлом или коммерческой недвижимостью", — утверждает аналитик ИК "Проспект" Игорь Лавущенко. Но если ритейлом более других интересуется ФК "УралСиб" (до конца года корпорация станет единственным акционером сети "Копейка", выкупив оставшиеся 50% акций у топ-менеджеров компании за $500 млн.), то коммерческая недвижимость для банков действительно настоящий магнит. Оно и понятно: доходность на рынке строительства коммерческой недвижимости составляет десятки процентов. По этой причине активность на этом поприще проявляют практически все кредитные организации, даже государственные — в частности, на балансе "Сбера" находится ряд инвестиционно-строительных фирм.

Но некоторым подавай более экстравагантные активы. Например, "дочка" банка "Санкт-Петербург" — компания "Ольвен СПб" — планирует открыть в Северной столице магазины, специализирующиеся на продаже одежных и косметических линий от звезд шоу-бизнеса. У швейцарской компании Toroil S.A. (контролирует Headline Group, у которой банк и приобрел франшизу) есть договоренности о сотрудничестве с поп-дивами Гвен Стефани, Бейонси Ноулз и Джессикой Симпсон. Первый магазин должен открыться в 2007 году.

Нередко кто-нибудь из акционеров банка вписывает на баланс "игрушку" жены или сына — фитнес-центр или ресторан. Бывает, что "непрофильная экзотика" — прихоть и самих топ-менеджеров. Так, строительство киностудии под Санкт-Петербургом, анонсированное как проект банка "ГЛОБЭКС", по некоторым данным, амбициозный проект лишь одного из членов совета директоров кредитной организации. Помимо киностудии планируется строительство киноконцертного зала и мультиплекса. Общий объем инвестиций в проект составит около $50 млн. И, по оценкам экспертов, такие инвестиции вполне могут быть оправданны — бокс-офис российского кинопроката в 2006 году может превысить $500 млн. Отечественные кинопроизводители уже не стесняются пускать в эту отрасль серьезные средства, а дешевизна съемок привлекает внимание и голливудских продюсеров.

Не менее масштабный проект в начале 2006 года реализовал московский Эконацбанк, принадлежащий структурам депутата Госдумы Рафаэля Гималова. Через одного из своих бывших топ-менеджеров Эконацбанк вложился в создание крупного игорного дома в центре столицы — казино "Астория". Не скрывает своего интереса к азартным играм и Газпромбанк. Созданная осенью 2006 года "дочка" Газпромбанка, "Орглот", займется организацией всероссийских лотерей, выиграв конкурс, проводившийся Росспортом. Не исключено, что в дальнейшем "Орглот" расширит свою деятельность и займется не только лотереями, но и другими областями игорного бизнеса.

Стремительный рост телерекламы и возможность влиять на умы граждан через телевизор также привлекают внимание банкиров. Еще год назад одним из наиболее влиятельных игроков на рынке масс-медиа эксперты называли "Еврофинанс Моснарбанк", управлявший медийными активами "Газпрома". Теперь эти активы переходят под контроль Газпромбанка, который раньше имел к телевидению опосредованное отношение, выдавая кредиты на производство сериалов. Группа "Еврофинанс" продала 23,5% акций "НТВ-Плюс" дочерней структуре Газпромбанка под названием "Элион", к которым она присовокупила акции НТВ и "ТНТ Телесеть". Давно проявляет интерес к телевидению и Альфа-банк, имеющий в портфеле 26,1% акций СТС Media Inc., который владеет телеканалами СТС и "Домашний". Рынок телерекламы растет на 30% в год, и пакет кредитной организации со временем будет только дорожать. Правда, руководство "Альфы-Групп" придерживается политики разделения активов, поэтому в сентябре этого года банк объявил о том, что пакет акций будет передан на баланс других структур группы.

Не остался в стороне от этой "лихорадки" и госгигант Сбербанк, его байкальский филиал обзавелся собственной турфирмой, купив в мае 2006 года 50% акций крупнейшего туроператора Восточной Сибири, "Гранд Байкал". Вроде бы для того, чтобы регулярно отправлять на отдых своих сотрудников. Но ничто не мешает финансовому монстру отправлять на отдых сотрудников и других организаций, получая с этого дивиденды. "Важно понимать, каково влияние непрофильных активов на устойчивость банка, — считает зампредправления Русского банка развития Евгений Темяков. — Если активы ликвидны, то почему бы банкам ими и не владеть?" Впоследствии это "ценное имущество" можно выгодно сбыть. "После кризиса 1998 года Московский индустриальный банк смог расплатиться с долгами именно потому, что обладал большим количеством активов в сфере недвижимости", — вспоминает аналитик агентства Standard & Poor’s Екатерина Трофимова.

Нередко банкиры идут на приобретение и нерыночных активов — например, тех же самых спортивных клубов. Осенью 2006 года "Конверс Груп", управляющая компания МФГ "Конверсбанк", вошла в состав акционеров хоккейного клуба "Спартак" (Москва), распущенного летом из-за финансовых проблем. Понятно, что предпринимателями движет скорее стремление повысить лояльность к бренду (аудитория у "народной команды" чуть ли не самая большая в стране), нежели желание заработать.

Проблемы публичности

Между тем такую роскошь, как владение разношерстным непрофильным бизнесом, могут позволить себе те, кто пока не собирается "продаваться" — будь то IPO или привлечение стратегического инвестора. "Иностранные инвесторы хотят видеть чистые банки — без заводов, пароходов и фабрик. Их логика совершенно понятна и не эксклюзивна для банковского сектора. Они не хотят видеть, скажем, на балансе завода, производящего сталь, детский садик", — объясняет председатель совета директоров Москоммерцбанка Андрей Савельев. Непрофильные активы, по мнению специалистов, могут вызвать у инвесторов ряд вполне резонных вопросов. "Например, вопрос: почему банк этим занимается? Зачем Газпромбанк купил акции "Мосэнерго" или ВТБ приобрел 5% европейского авиаконцерна EADS? — считает управляющий директор МДМ-Банка Алекс Кантарович. — Инвесторы задумываются, не придется ли им и после приобретения бумаг кредитной организации финансировать такие экзотические приобретения".

Поэтому те, кто еще не избавился от нефинансовых структур, продолжают их продавать или выводить на баланс связанных с акционерами компаний. В марте 2006 года "Авангард" вышел из уставного капитала пивоваренной компании "Русский солод", переведя 49% акций на баланс "Алькор Холдинг Групп", председателем совета директоров которой — глава банка "Авангард" Кирилл Миновалов. В развитие "Русского солода" в прошлом году было вложено порядка $180 млн. Большинство экспертов тут же сделали вывод о том, что банк готовится к продаже.

Похожий путь избрал для себя и Промышленно-строительный банк, поглощаемый ВТБ. Перед слиянием с финансовым гигантом он продал 17,13% акций футбольного клуба "Зенит" структуре, контролируемой Банкирским домом "Санкт-Петербург", акционеры которого, в свою очередь, являлись владельцами ПСБ. Фактически пакет был просто переложен из одного кармана в другой. По такому же пути пойдет и сама группа ВТБ, в нее входит несколько десятков компаний, занимающихся непрофильной деятельностью, — от кондитерских фабрик "Красный Октябрь" и "Рот Фронт" до турфирмы "Инна тур". В банке планируют расчистить бизнес до выхода на IPO, и 17 непрофильных компаний уже отнесены к "группе выбытия".

"Здесь не нужно изобретать велосипед, достаточно обратиться к опыту Запада, — уверен Евгений Темяков. — Западные финансовые институты практически не пытаются участвовать в непрофильном бизнесе. Через какое-то время такая же ситуация сложится и в нашей стране". Но, по прогнозам Василия Солодкова, те банки, которые не планируют выход на публичные рынки или продажу "стратегу", вряд ли откажут в удовольствии порадовать себя очередными приобретениями морских портов или пивоварен. Хотя даже такая любовь к нефинансовым активам не позволит российским банкам перещеголять, скажем, египетские кредитные организации, на балансе которых можно обнаружить все, что угодно, — от нефтяных компаний до университетов и детских садов.

Александр Зарщиков (Профиль )
17:29 | 20 декабря 2006 г.
О проектеРекламаКарта сайта